Николай Наседкин


СОВЕТЫ КОЛДУНА

НАЧАЛО

Когда пришла любовь, не знаю...

Тщательнейшим образом исследовав проблему, знаменитый французский писатель XIX века Стендаль в своём трактате «О любви» утверждает, что существует четыре рода любви. Кстати, забегая вперёд, скажу, что Стендалю верить очень даже можно, ибо его «Красное и чёрное», «Пармская обитель» и другие известнейшие художественные произведения — настоящие романы о любви, любовные романы классического образца.

Итак, существуют: I) любовь-страсть, 2) любовь-влечение, 3) физическая любовь и 4) любовь-тщеславие.

Если вы считаете себя влюблённым человеком — всмотритесь внимательно в этот небольшой реестр, проанализируйте все факты, постарайтесь быть с самим собой как можно откровеннее и определите: какого рода любовь пылает в вашем сердце. Если вы это сделаете, то вам вполне уж по силам будет объективно и разумно решить самую для себя важную проблему: что такое ваша любовь — просто увлечение или это на всю жизнь?..

Точно так же, если вы сумеете определить, к какому роду любви относится то чувство, каковое питает к вам ваш избранник (избранница), то вы сумеете сделать очень важные для себя выводы.

Надеюсь, определения родов любви понятны каждому человеку, имеющему хотя бы маломальский жизненный опыт. Причём такой человек сразу и поймёт, что перечислены они не просто так, а в порядке убывания значимости и ценности, если можно так выразиться. Да, любовь-страсть — высшее проявление этого чувства. Любовь-страсть заставляет нас жертвовать всеми нашими интересами, в то время, как, например, любовь-влечение всегда умеет приноравливаться к ним. Физическая любовь — вообще понятно: это то, что на современном языке называется голым сексом. Ну, а любовь-тщеславие — это то, что называется в обиходе браком по расчёту, когда мы ценим в избраннике не любимого и любовника, а его общественное, материальное положение.

Многим грамотным людям известно утверждение другого классика мировой литературы, что, мол, нельзя алгеброй поверять гармонию, другими словами: арифметикой — любовь. Но вот Стендаль и далее в своём трактате утверждает, что любовь вполне поддаётся, так сказать, арифметическому счёту. Он открыл закономерность, что всякая любовь, которую случается наблюдать в человеческом обществе, рождается, живёт и умирает или возвышается до бессмертия по одним и тем же законам и при этом проходит ни больше ни меньше, а — семь стадий-периодов. Вот они:

1) восхищение,

2) мечты о получении наслаждения,

3) надежда,

4) рождение любви,

5) первая кристаллизация,

6) сомнения,

7) вторая кристаллизация.

Давайте рассмотрим каждый этап чуть подробнее, для этого в качестве «наглядного пособия» я предоставляю собственную персону. Итак, по Стендалю, первым толчком служит восхищение. Это значит, что должен вспыхнуть-наступить такой миг, когда я из сотен, тысяч знакомых и просто встречных женщин вдруг выделю одну-единственную.

Одно из самых сильных чувств в моей жизни зародилось так. Мы работали с ней вместе в одной больнице, я общался с Мариной (назовём её так) каждый день, порой даже провожал её до дому, ибо нам было по дороге. Мы были, что называется, коллегами и добрыми товарищами. Нам было легко и просто вдвоём. Марина даже делилась со мною своими сердечными тайнами, так как я был старше её на целых восемь лет и казался ей ужасно мудрым.

И вот однажды я стоял один на переходе через улицу, ждал зелёный свет и увидел на противоположной стороне Марину. И вдруг я с удивлением обнаружил-ощутил, как сердце у меня сладко притиснуло. Когда дали зелёный для пешеходов и она, Марина, пошла мне навстречу, ещё не замечая меня и придерживая под напором ветра широкополую свою шляпу, сердце моё заколотилось со страшной силой, и я вдруг опять же понял-осознал-почувствовал — как же она хороша!..

Но самое поразительное заключалось в том, что когда мы поравнялись, и я уже хотел-намеревался окликнуть охрипшим голосом Марину, она подняла лицо и оказалось — это была совсем незнакомая мне женщина, только лишь чуть-чуть напоминавшая Марину. Однако ж эта ошибка, это ошибочное восхищение и стало тем толчком, тем первым этапом, с которого и началась моя любовь — сильная и страстная — к Марине.

Вторая стадия — мечты о наслаждении — не замедлила явиться следом. Теперь я не мог быть спокойным ни в присутствии Марины, ни тогда, когда находился далеко от неё. Я всё время представлял в жарких грёзах, как подхожу к ней, говорю ей ласковые слова, обнимаю, наши губы сливаются в жарком головокружительном поцелуе… Такие мечтания доводили меня до болезни, до повышения температуры. Однако ж в отношениях с Мариной я внешне почти не изменился, я никак не мог перейти некий барьер, боясь не только встретить непонимание, но и потерять даже ту дружбу, что до сего дня связывала нас.

Между тем в душе начинала теплиться-зарождаться надежда — третья стадия. Дело в том, что как я себя ни сдерживал, видимо, в каких-то мелочах я себя выдавал, да и флюиды, которые мы не видим, но которые всегда вмешиваются в нашу жизнь и формируют нашу судьбу помимо нашей воли, эти флюиды любви проникли в ауру Марины, она что-то почувствовала-заметила и начала непроизвольно реагировать. И вот по некоторым трудноуловимым и практически необъяснимым проявлениям с её стороны я начал обретать надежду, что мои чувства, вдруг (это мне казалось, что — вдруг!) вспыхнувшие во мне, вполне могут найти отклик в её сердце. Я это почувствовал.

Произошло зарождение любви. «Любить (цитирую Стендаля дословно) — значит испытывать наслаждение, когда ты видишь, осязаешь, ощущаешь всеми органами чувств и на как можно более близком расстоянии существо, которое ты любишь и которое любит тебя…» Ещё не были сказаны главные слова, ещё, само собой, не было физической близости между нами, но каким-то чудом плавно и незаметно дружба между тем переросла в чувственную любовь. Мы уже искали уединения, ловили минуты на работе, чтобы побыть вместе, тайком обняться, поцеловаться. Мы уже удивлялись, как это мы столько времени (два года!) потеряли впустую, не любя друг друга!..

В сердце моём наступила пятая стадия любви — период первой кристаллизации. Этот термин Стендаль придумал по аналогии с простым, но красивым и таинственным по незаметности процесса природным явлением: если в соляную шахту бросить оголённую и невзрачную ветку дерева, а через три месяца извлечь её, то ветку невозможно будет узнать — вся она покроется мельчайшими кристаллами соли, словно алмазами, и засверкает необыкновенной красотой. Так и кристаллизация в любви есть такой же процесс украшивания прежде невзрачного и незаметного чудесными кристаллами, превращая и предмет любви, и само чувство любви в дивное сказочное ослепительное кристаллическое чудо. Кристаллизация — это особая деятельность ума, который из всего, с чем он сталкивается, извлекает открытие, что любимый предмет обладает новыми совершенствами. Страстный человек видит в любимом существе всё новые совершенства, одни совершенства и от этого получает всё больше и больше наслаждения.

Но вот на этом-то этапе и особенно сильно и коварно действует закон «двойной оптики», о котором речь у нас шла раньше. Мы преувеличиваем до невероятных размеров достоинства любимого человека и стараемся вовсе не замечать его недостатков.

И вот тут очень важно пройти через шестую стадию любви — стадию сомнения. Причём, сомнения полезны как в направлении предмета любви, так и в обратном. Что это значит? А это значит, во-первых, что необходимо подумать-размыслить — кого я люблю; а во-вторых, — как меня любят и любят ли вообще.

Я и раньше замечал, что не все у нас на работе, мягко говоря, любят Марину. Я об этом как-то не задумывался, но теперь, когда она для меня стала совершенством, идеалом, я всерьёз задумался — почему же другие не замечают этого? Впрочем, я знал известную истину: чтобы понять всю красоту Джульетты, надо смотреть на неё глазами Ромео. В конце концов в результате наблюдений и осторожных расспросов мне удалось выяснить, что кое-кто из окружающих считает Марину гордячкой, чересчур надменной, самовлюблённой, эгоисткой и даже злой по характеру… Ну и ну!

Когда же я начал сомневаться «во-вторых», мне пришлось, опять же в конце концов, с горечью констатировать, что, увы, Марина любит меня совсем не так пылко и без оглядки, как мне хотелось и желалось. Не буду вдаваться в подробности, но это понял бы любой и каждый на моём месте, смотри он на отношения без розовых очков влюблённости. Сильно или не очень любит человек — видно по многим мелочам, оттенкам поведения, случайным фразам, взглядам, улыбкам и поступкам…

Мои сомнения внесли, естественно, некоторый разлад в наши отношения, некоторую натянутость; начались, как это называется, выяснения отношений по поводу и без повода. Мне всё хотелось выяснить, любит ли она меня так же сильно, как я её. Пытался я и искоренять «отрицательные» стороны её характера… Опять же не буду входить в длительные подробности, но закончился этот период неожиданно и ошеломляюще для меня: Марина объявила, что любит другого и выходит за него замуж…

И вот тут-то и нагрянула вторая кристаллизация (7 й этап) любви. Кстати, эта вторая кристаллизация почти совершенно отсутствует в любви к женщине, которая слишком легко и быстро отдаётся. И, напротив, она почти всегда неизбежна, когда появляется опасность навсегда потерять надежду на взаимность.

Именно в период второй кристаллизации я понял уже окончательно и бесповоротно, что я люблю эту женщину, что это навсегда, и что самое главное для меня на свете — это видеть Марину, быть с нею рядом, проявлять свою любовь к ней и ловить-ощущать малейшие проявления ответной любви с её стороны. Конечно, не всё и совсем даже далеко не всё потом у нас с нею было гладко, но главное — рождение и кристаллизация любви — произошло, а это, поверьте, самое главное в жизни любого и каждого из нас…

Ещё меня поразило в рассуждениях французского «любвеведа» следующее утверждение: одним из основных признаков, и самых точных, того, что вы полюбили, что вам не просто нравится эта женщина, а вы именно воспылали к ней любовью-страстью, этим признаком служит… робость. Проанализировав свои чувства, я вынужден был согласиться со Стендалем: да, с некоторого момента я начал в присутствии Марины ощущать робость. Это было невероятно, ведь до этого я, как говорится, смотрел на неё сверху вниз, относился к ней покровительственно и слегка пренебрежительно, видел в ней свою подчинённую!.. И вот я стал смешно и нелепо испытывать рядом с нею робость, а это-то и было, оказывается, доказательством больших страстей.

Впрочем, хватит обо мне: истинная любовь не терпит болтовни на сторону, излишней откровенности с посторонними. Я лишь хотел показать-напомнить, что в любви каждый действительно проходит одни и те же стадии, и, думаю, большинство читателей, сравнив мою историю со своими, согласятся, что в общих чертах так оно и есть.

Однако ж существуют различия между рождением любви у обоих полов. Подавляющая часть мечтаний женщины связана с областью любви. После того, как она отдастся мужчине, все эти мечтания сосредотачиваются у неё вокруг одной-единственной проблемы: как бы оправдать столь решительный шаг, противоречащий всем привычкам стыдливости. Для мужчин же такой проблемы не существует. И вот та самая женщина, которая до физической близости была уверена, что её возлюбленный стремится не только обладать её телом, начинает сомневаться и опасаться — а не стремится ли он лишь увеличить список своих любовных побед? И вот в это время и наступает у женщины вторая кристаллизация, гораздо сильнее первой.

Вообще, если вдуматься, различия в любви между мужчиной и женщиной очень разительны и контрастны. Он нападает, она защищается; его унижает долгая осада, её, наоборот, это покрывает славой; в конце концов, она впускает в себя, он входит…

Одно из самых кардинальных различий между мужчиной и женщиной в деле любви — стыдливость. В мужчине это почти ничто, для женщины — это одно из главных средств защиты и одновременно одно из главных условий её красоты и привлекательности. Бесстыдная женщина не может быть красивой и по-настоящему желанной. Поразительно, но и в таком эфемерном явлении, как стыдливость можно всё разложить по полочкам, применить арифметический счёт. Итак, существует, оказывается, девять особенностей женской стыдливости:

1) Стыдливость из-за того, что надо, принято быть сдержанной, и такая стыдливость особенно естественна на виду, в обществе.

2) Стыдливость для того, чтобы возлюбленный больше уважал за это.

3) Стыдливость в силу привычки, воспитания; такую стыдливость нелегко преодолеть в минуты даже наивысшей страсти.

4) Стыдливость доставляет любовнику очень лестное удовольствие; она, эта стыдливость женщины, даёт ему почувствовать-осознать, какие законы нарушаются ради него.

5) Ещё больше восторга и опьяняющего удовольствия доставляет в этом плане стыдливость женщине: преодоление властной привычки стыдливости ради любимого сильно волнует её душу и тем самым увеличивает наслаждение от любви.

6) У стыдливости есть и отрицательные стороны, и одна из них та, что стыдливость толкает ко лжи.

7) Излишек стыдливости и строгость её отбивают охоту к любви у нежных и робких душ, то есть именно у тех, кто и созданы как раз для того, чтобы любить и быть любимыми.

8) Стыдливость, увы, зачастую делает женщину скованной, замкнутой, чересчур пугливой и осторожной, что в конце концов иных делает даже вовсе неинтересными и скучными, лишает их поклонников.

9) Стыдливость (в избыточном количестве) мешает не только в любви, но и в жизни, поэтому, например, женщины в литературе редко достигают больших высот, ибо стыдливость мешает им быть искренними и откровенными. А без этого творчество просто-напросто невозможно.

А закончить разговор о женской стыдливости позволю себе афоризмом того же Стендаля, который понравится далеко не каждой женщине, за что и приношу свои извинения. Звучит же он так: «Преувеличенная стыдливость есть вид скупости, наихудший из всех».

<<< Две истории любви
Измена, ревность... >>>










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru