- Николай Наседкин -

 

в зеркале критики

 

Главная | Новости | Визитка | Фотобио | Проза | О Достоевском | Пьесы | Дж. Робертс | Юмор | Нон-фикшн | Критика | Гостевая книга

 

 

 

«Каждый из нас пришёл в этот мир

единственным и неповторимым…»

Имя Николая НАСЕДКИНА хорошо известно тамбовским любителям литературы. На сегодняшний день он единственный из тамбовских писателей, чьи книги издаются в Москве. Две предыдущие — «Осада» и «Криминал-шоу» — вышли в издательстве «Голос», и вот совсем недавно два крупных столичных издательства «АСТ» и «Астрель» совместно выпустили его новый роман «Алкаш». Особым творческим почерком Н. Наседкина стало сочетание острого криминального сюжета и злободневного социального содержания. «Алкаш» — не исключение. О новой книге писателя и вообще о его творческой судьбе мы и беседовали.

— Николай Николаевич, писателем может стать далеко не каждый, а только тот, у кого есть что сказать людям. Как к вам пришло ощущение того, что вы должны писать? Было ли это мечтой?

— В 17 лет, заканчивая школу в одном из сибирских райцентров, я мечтал стать журналистом, но чтобы писателем — боялся даже и думать. В таком возрасте это невозможно, ведь нужен жизненный опыт. Однако первый рассказ я написал именно в мае 1970-го, сдавая школьные выпускные экзамены, сочинил буквально за два часа, опоздав из-за этого на свидание с любимой девушкой. На меня тогда просто что-то нахлынуло, и родился рассказ «Берёза», в котором было много чувств и эмоций, наивности. Самым неожиданным было то, что его через пять дней опубликовали в районной газете. И второй мой рассказ показался редактору удачным и тут же появился в газете. И третий...

Мне, к счастью, скучно стало писать такие «чувствительные» наивные рассказы. Я попробовал сочинять в юмористическом ключе, и опять вроде всё пошло на ура: юморесок двадцать моих было опубликовано. Хорошо, что я всё же сравнительно быстро понял-разобрался — всё это не моё. Года три-четыре вообще ничего не писал: как умел — не хотел, а по-другому, по-настоящему, не получалось. И только в 1979 году я написал рассказ «Супервратарь», который был опубликован впоследствии в «Тамбовской правде», в журнале «Физкультура и спорт», вошёл в мою книгу «Осада» — вот с этого рассказа, я считаю, и началась моя творческая биография прозаика.

— Есть читатели, которые считают ваши произведения детективами — вы согласны с таким определением жанра?

— Ни в коем случае! Я не пишу детективов. Криминальный сюжет для меня — лишь приём для раскрытия темы и характеров героев, фон, который помогает мне, завладев вниманием читателя, сказать ему то, что я хочу. В творчестве я — убеждённый реалист и отображаю окружающую жизнь такой, какая она есть.

— Николай Николаевич, насколько я знаю, в Тамбове вот-вот должна выйти ваша книга о Достоевском. Это, наверное, давнее увлечение. Как оно повлияло на ваше творчество?

— Достоевским я «болею» с семнадцати лет и не только читаю-перечитываю, но и пристально изучаю — у меня уже есть несколько опубликованных в журналах и коллективных сборниках работ о его творчестве. И вот написал, наконец, целую книгу. Она называется «Самоубийство Достоевского», и это по сути — новое жизнеописание писателя, его биография, рассмотренная через тему суицида в его жизни и творчестве. Если коротко: Достоевский всю жизнь стремился к самоубийству, постоянно освобождался от этого суицидального комплекса, сублимируя его в творчестве, отсюда в его романах так много самоубийц и тема суицида — одна из сквозных. Если сказать образно, Достоевского от самоубийства спасало писательство.

— Писатели, вы хотите сказать, очень закомплексованные люди?

— Люди вообще в большинстве своём закомплексованы, а писатели — в миллион раз больше. Просто у них хватает смелости открываться. И в этом специфика их профессии. Когда писатель (настоящий писатель!) садится перед листом бумаги с намерением начать произведение, он знает, что сейчас обнажит душу и через какое-то время любой человек сможет его душу разглядывать, изучать, оценивать, трогать руками... Но без этого нельзя, без автобиографичности ничего не получится. «Алкаш» — вообще роман-исповедь. В нём очень много личного...

— Итак, главный герой романа Вадим Неустроев — герой явно автобиографичный. Но по ходу сюжета он лишился руки, его жена страшно погибает от топора преступника... Всё это описано реалистично, всему веришь, но для чего вам пришлось такое придумывать?

— Повторяю, я вообще с удовольствием писал бы без всяких криминальных приёмов, если бы на сто процентов был уверен, что большинство читателей жаждет найти в моих книгах одни только глубокие мысли. Кстати, в издательстве «Эксмо», в которое я до этого предлагал мой роман, мне ответили: «Очень интересно и увлекательно написано, но... очень мало крови!»...

— Неужели?

— Именно так. Вы видите на лотках их продукцию — даже на обложках сплошные трупы.

— Можно сказать, что читатели, привыкшие к кровавым сериалам, как бы провоцируют автора на убийство своих героев, а издатель вынужден идти у них на поводу?

— Да, в последние годы так и было, но я надеюсь, что этот маразм уже уходит — читатели-покупатели объелись кровавой чернухой. И весьма, на мой взгляд, симптоматично, что такое крупнейшее издательство, как «АСТ», тоже выпускающее немало ширпотребовских боевиков и триллеров в глянцевых обложках, издало мой роман «Алкаш», издало эксклюзивно, вне всяких раскрученных серий, рассчитанных только на невзыскательного массового читателя. К слову, в издательстве «Астрель» мне сделали очень выгодное предложение: заключить договор на написание пяти романов со сквозным героем и обещали заплатить очень большие деньги — я, как говорится, ни секунды не раздумывая, отказался: не моё это, я не хочу писать кровавые сериалы.

— Николай Николаевич, в романе «Алкаш» действие происходит не только в Москве, но и в чернозёмном городе Баранове, в котором нетрудно угадать Тамбов. В книге — более 600 страниц и героев столько, что всех не сосчитать: среди них известные в нашем городе писатели, журналисты, профессора университета... И тем в романе поднято много, он многоплановый, но если всё-таки попытаться определить сюжетную доминанту — о чём ваш роман?

— Когда Льва Толстого спросили однажды, о чем роман «Анна Каренина», он сказал, что для ответа на этот вопрос необходимо было бы пересказать книгу от первого до последнего слова... А если серьёзно: то главная мысль моего романа, наверное, такова — каждый из нас пришёл в этот мир единственным и неповторимым, и никто не имеет права тебя унижать, затаптывать, уничтожать. И ещё: если человек сам не захочет поддаться, его ничто на свете сломить не сможет. Сейчас, на мой взгляд, в литературе нет полнокровного живого убедительного героя. Я в образе своего Вадима Неустроева и попытался создать именно такого героя, который со всеми своими слабостями и недостатками все же умеет постоять за себя, не сломаться в трудную минуту, не поддаться подонкам, которые считаю себя хозяевами жизни...

— Финал у «Алкаша» очень неожиданный и в какой-то мере открытый. Если не секрет: вы не собираетесь писать продолжение?

— Пока у меня другие планы, сейчас я пишу суперсовременный роман, где всё будет связано с компьютерами, Интернетом... Да и штамповать романы с продолжением — не мой стиль.. Но не исключено, что лет через 15, когда вновь наберётся достаточно жизненного материала, я напишу ещё один исповедальный роман, как бы в продолжение «Алкаша», но, конечно, под другим названием.

— Что ж, спасибо за беседу. Удачи вам и творческих успехов!

— Это вам, журналистам, спасибо за поддержку, а также всем читателям, которые уже прочитали мой роман или намереваются это сделать.

 

Беседовала Галина КАЗАНОК.

 «Наедине»

(Тамбов)

27 февраля 2001 г.

 

 

 

 

çç            èè

 

© Наседкин  Николай  Николаевич, 2001

E-mail: niknas2000@mail.ru

 

Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru