- Николай Наседкин -

 

н о н - ф и к ш н

 

Главная | Новости | Визитка | Фотобио | Проза | О Достоевском | Пьесы | Дж. Робертс | Юмор | Нон-фикшн | Критика | Гостевая книга

 

 

 

«Еврейский вопрос» — вопрос для умных

Я предлагаю всем нам, живущим в России, обидеться. И евреям, и русским, и татарам, и мордве — всем! Что же это, на самом деле, такое: прилетает из Америки некий беллетрист Э. Тополь и начинает наших «новых русских» еврейской национальности учить уму-разуму и даже заголовок своего открытого письма оформил приказательно: «Возлюбите Россию, Борис Абрамович!» («АиФ», 1998, № 38). Или приедет из Беларуси тамошний президент А. Лукашенко и вообще начинает публично поучать нас, мол, мы совсем не умеем не то что решать иные наши проблемы, но даже и обсуждаем их глупо — тот же пресловутый «еврейский вопрос», к примеру. (ВГТРК, 18.12.98 г., «Подробности»). Действительно, впору обидеться, накукситься, врагами таких доброхотов посчитать.

А может, все же — прислушаться?

В самом деле, и в словах известного писателя-еврея, и в суждениях президента-белоруса есть над чем всем нам задуматься. А между тем, как ни странно, открытое письмо Э. Тополя Березовскому, Гусинскому, Смоленскому, Ходорковскому и остальным олигархам-евреям России даже самыми оголтелыми противниками-спорщиками по «еврейскому вопросу» замалчивается. Они словно бы напрочь забыли про это письмо-бомбу и кричат-уверяют, будто всплеск «антисемитизма» в России начался с демарша бравого генерала Макашова в Госдуме...

Впрочем, это как раз и характерно для нынешней ситуации. И об этом как раз и говорил А. Лукашенко. Главная суть его мнения: «еврейский вопрос» в России раздувают провокаторы, и в первую очередь — именно из числа евреев, а основной шум создают и обстановку искусственно накаляют с их подачи всякие «придурки», которые совсем не задумываются о последствиях. А первые последствия уже и сейчас проявляются вполне: в Краснодаре в почтовых ящиках обнаружены листовки с угрозами в адрес евреев, баркашовцы открыто начали демонстрировать свою силу, заявлять притязания, и даже у соседей, в Тбилиси, случился беспрецедентный по массовости акт вандализма на еврейском кладбище...

Нельзя не согласиться с Э. Тополем и А. Лукашенко, что сами организаторы-раздуватели пожара вроде Березовского ничем не рискуют и в любой момент сбегут в Израиль либо в США, а пострадают от их провокационной деятельности простые евреи, труженики, которые бок о бок с русскими, украинцами, татарами работают, терпят бедствия перестроечной России и так же точно ненавидят, надо полагать, олигархов всех и всяческих мастей, обворовывающих и распродающих их родину. Но и сами раздуватели «еврейского вопроса» поступают недальновидно. Политику ранга Березовского надо добиваться-заслуживать всенародной любви, просто нельзя не стремиться к этому. А думает ли вообще об этом Борис Абрамович? Не исключено, что теперь какой-нибудь обыватель, узнав случайно, что еще 25 мая 1867 года в Париже на русского государя Александра II совершил покушение некий Березовский, как бы глубокомысленно воскликнет: «Вон оно когда еще началось!..»

Белорусский президент несколько раз обозвал «придурками» тех, кто раздувает пожар межнациональной розни с обеих сторон. Но почему, подумал я, не назвать их просто дураками? Решил уточнить по словарям и понял: смысл тут несколько иной. Например, у Даля «придурник» — это тот, кто «дурит, шалит или глупо балует». А по Ожегову и вовсе: «придуриваться» — значит «притворяться незнающим, непонимающим, неумным и т. п.» Что стоит за этим и «т. п.» — гадать не будем, но слово «притворяться» здесь дорогого стоит.

В свое время один чересчур многомудрый газетный обозреватель печатно поучал меня, что-де для знания жизни «одних словарей мало». Согласен. Но совсем не заглядывать в словари, как это делают спорщики по «еврейскому вопросу», — это уж ни в какие ворота не лезет. Они навешивают друг на друга оскорбительные ярлыки, совершенно не зная их конструкции, не вникая в смысл, этимологию слова. Вот самый простой пример: семантика слова «антисемит» однозначна — «противник семитов». Кто такие семиты? Смотрим в энциклопедии: некоторые древние народности, нынешние евреи, арабы и эфиопы. Получается, что березовские и иже с ними, обвиняя своих оппонентов в «антисемитизме», утверждают тем самым, что те выступают против давно вымерших финикийцев, арамейцев, нынешних евреев, а также всех арабов-мусульман и даже бедных эфиопов... Верх нелепости! Уж более точен термин «юдофоб», но и то в дословном переводе («боящийся евреев») он не совсем отвечает смыслу тех обвинений, каковые хочет предъявить Макашову и его соратникам противная сторона.

В свою очередь, в стане Макашова и К* направо и налево разбрасываются словечком «жид», совершенно не задумываясь о семантике, да и не желая задумываться. Впрочем, может быть, это и не их вина. Это их беда. Дело в том, что «еврейский вопрос» в нашей стране долгие десятилетия пытались решить самым простым, «придурковатым» способом: запретить слово «жид», выкорчевать из русского языка. Дошло до того, что в переиздании словаря Даля 1955-го года (в репринтном!) статья «ЖИД» была просто-напросто изъята, и все последующие издания «кладезя ВСЕГО русского языка» выходили без нее. Читатели недоумевали: как это аналогичные по семантической и стилистической окраске слова «хохол» и «кацап» Владимир Иванович включить в свой словарь и подробно разобъяснить не забыл, а вот слово «жид» отдельной статьи у него не удостоилось.

Дальше — больше. В средствах массовой информации начали твердить и уверять нас с вами, что-де в порядочном обществе на Руси издавна руки не подавали человеку, который употреблял слово «жид». Это превратилось в своеобразный безапелляционный приговор: употребил человек это слово — все, он антисемит, негодяй и подлец. Однако ж с трудом верится, что в каком-нибудь пусть и в самом расдобропорядочном обществе не подали бы руки, допустим, Пушкину, Гоголю, Достоевскому, Чехову, Куприну, Розанову... Достаточно открыть их книги, чтобы убедиться — этого слова они отнюдь не чурались:

«Идет ли позднею дорогой // Богатый жид иль поп убогий...» (Пушкин «Братья-разбойники»); — Перевешать всю жидову!.. Пусть не шьют из поповских риз юбок своим жидовкам!..» (Гоголь «Тарас Бульба»); «...нет такого барина или миллионера, который из-за лишней копейки не стал бы лизать рук у жида пархатого...» (Чехов «Степь»)...

Я уж не говорю о Достоевском и Розанове, которые не только «смели» употреблять в своих произведениях слово «жид», но и рассуждали на эту тему открыто. И вот нынешним крикунам вокруг «еврейского вопроса», дабы не выглядеть «придурками», стоило бы перечитать публицистику этих писателей, а заодно и заглянуть в словарь Даля 1935-го года издания. Они бы тогда узнали (или вспомнили!), что: «Жид, жидовин, жидюк, жидюга, жидова, жидовщи-на, жидовье» — это в первую и главную очередь «скупой, скряга, корыстный купец». Слово это в прошлом веке и еще в начале нынешнего употреблялось широко в обиходной речи, в газетах, журналах, книгах. И употреблялось оно по преимуществу именно в этом значении, какое обозначил В. И. Даль. Жид — это не национальность, жид — это сущность характера. Это и в пословицах было ясно отражено: «На всякого мирянина по семи жидовинов», «Живи, что брат, а торгуйся, как жид», «Родом дворянин, а делами жидовин» и пр.

Ф. М. Достоевский в своем «Дневнике писателя» практически в каждом номере писал о «жидах», которые, по его мнению, истребляют леса, губят ради быстрых прибылей почву, спаивают народ, захватили главенство корыстное в финансах, промышленности, на железной дороге, в журналистике, литературе, они готовят социальную революцию, создают-строят Status in statu (государство в государстве) и вообще губят Россию. На автора «Преступления и наказания» посыпались обвинения в шовинизме и национализме (словечка «антисемитизм» тогдашние грамотные люди не употребляли) со стороны евреев и радикальной молодежи. Вот тогда-то Федор Михайлович и объяснился в мартовском выпуске «ДП» за 1877 год, посвятив этому щекотливому вопросу целую главу. Желающие могут прочесть ее целиком в 25-м томе ПСС писателя, а также познакомиться с моим разбором этого вопроса в статье
«Минус Достоевского», опубликованной в воронежском журнале «Подъем» (1995, № 11-12) и московском «Нашем современнике» (2003, № 7). Здесь же я только кратко скажу, что Достоевский четко разграничил слова «жид» и «еврей» и обосновал, что выступал, выступает и будет выступать против «жидов-эксплуататоров», а не против, упаси Боже, еврейской нации. Автор «Дневника писателя» подчеркивает: «Слово «жид», сколько помню, я упоминал всегда для обозначения известной идеи: «жид, жидовщина, жидовское царство» и проч. Тут обозначалось известное понятие, направление, характеристика века. Можно спорить об этой идее, не соглашаться с нею, но не обижаться словом...»

Жидом, по Достоевскому, может быть и русский, и татарин. Еврей не в состоянии перестать быть евреем, даже если сменит паспорт и фамилию, а вот жид перестать быть жидом, превратиться в человека вполне может.

К сожалению, советские исследователи-публикаторы текстов Достоевского (среди которых большинство было евреев) вымарывали из наследия писателя все подобные места, замалчивали эту тему в достоевсковедении, опять же надеясь разом снять эту проблему. Так, известный и уважаемый литературовед А. С. Долинин, готовя к изданию первое собрание писем писателя, вместо всех упоминаний о «жидах» сделал купюры, как сам объяснял, в педагогических целях — дабы не оттолкнуть от Достоевского молодёжь...

Вот во многом благодаря таким наивным доброхотам обсуждение «еврейского вопроса» и превратилось у нас в ловлю черного кота в темной комнате. Или, еще точнее сравнить, это стало похоже на самодеятельный спектакль в дурдоме. Нам, зрителям, не участвующим в действе, остается только руками разводить от удивления и задавать самим себе недоуменные вопросы: действительно участники абсурдного спектакля не понимают сути употребляемых ими слов или придуриваются?.. Зачем безусловно уважаемые люди, евреи и русские, — настоящие труженики, заслуженные врачи и преподаватели, подлинные интеллигенты — поддаются на провокации режиссеров отвратительного спектакля и соглашаются подавать в нем реплики?..

Ну, ладно, талантливый певец Иосиф Кобзон, кроме того, как известно, и олигарх не из последних, не уступит, пожалуй, и Березовскому с Гусинским — видимо, поэтому он и принял так близко к сердцу обвинения в «жидовстве», засуетился... Бог с ним, вероятно, это тот самый случай, когда на воре шапка горит. Но какие обвинения в «жидовстве» от провокаторов-придурков может принять в свой адрес врач или учитель, живущий на одну зарплату?! Это что же, если по аналогии, обозвать Макашова «солдафоном» — вся российская армия должна оскорбиться?

Или вот еще что не совсем понятно: депутата Госдумы, правоверного коммуниста Илюхина, к примеру, противники-оппоненты обвиняют в «разжигании межнациональной розни». Обвинение архисерьёзное, по УК РФ за такое полагается до трёх лет тюрьмы. Но ведь Илюхин, Макашов и иже с ними со своей стороны выдвигают обвинения в «интервенции», «оккупации», «сионизме» и даже «геноциде»... А эти обвинения по сути еще более серьёзны. Так, может, прежде чем подвергать илюхиных-макашовых остракизму, следует их аргументацию внимательно изучить и потом уж убедительно доказать им и всем нам, что они неправы, заблуждаются, занимаются провокацией и уж тогда требовать наказания?..

Одним словом, давайте прислушаемся к мнению того же Александра Лукашенко и, по примеру граждан Беларуси, начнём относиться к национальным вопросам умно и рассудительно. В том числе и—к «еврейскому». А если не получается, может, оставим его пока в покое вовсе? Во-первых, и других проблем в России более чем достаточно (и особенно у нас — в провинции!), а во-вторых, народная мудрость гласит: «Тот, кто ворошит осиное гнездо палкой, рискует быть искусанным».

«Город на Цне»,

13 января 1999 г.

 

 

 

 

çç            èè

 

© Наседкин  Николай  Николаевич, 2001

E-mail: niknas2000@mail.ru

 

Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru