Николай Наседкин


СТАТЬИ, ОЧЕРКИ, ЭССЕ

СТАТЬИ


Обложка

Развалины город не украшают

Мы наказаны за беспечное отношение к памятникам истории и культуры. В стране уже сотни, если не тысячи их исчезли безвозвратно или начали разрушаться. Относится это и к архитектурным памятникам Тамбовщины. Теперь нам, чтобы воочию полюбоваться прекрасными образцами русского зодчества, приходится ехать в Суздаль, Владимир, Москву…

Но и в этих городах, где сосредоточены шедевры русской архитектуры, трудно найти аналог Ильинской церкви, взметнувшей свой оригинальный для средней полосы России шпиль в центре Мичуринска. И если ей суждено погибнуть, то нивелируется и обеднеет весь старый тамбовский город, возникнет ничем невосполнимая пустота в его архитектурном облике. А то, что с данным памятником конца XVIII века сложилось в наши дни удручающее положение, известно давно. В этом убеждаешься и сейчас, побывав в краеведческом музее, который размещается в этом здании.

Главные беды следующие: нарушена и продолжает разрушаться внешняя облицовка стен, в безобразном состоянии находится кровля, покрытия купола и шпиля, нет отмостки. Как результат — на вековых сводах внутри бывшей церкви появились зловещие трещины, на стенах проступила влага. Здание церкви ещё вызывает восхищение формами, но никак не своим внешним видом.

Последний раз капитальный ремонт Ильинской церкви, да и то выборочный, был произведён в далёком 1949 году. Более 20 лет здесь размещается краеведческий музей, но создаётся впечатление, что хозяина у этого памятника нет, как нет никакого дела до него отделу культуры горисполкома.

Вот тому пример. В августе этого года ураганный ветер раскрыл на музее 37,5 квадратных метров кровли, повредил решётник, сорвал водостоки. Последствия стихийного бедствия волей-неволей исправлять надо: было выделено 7,5 тысячи рублей. Но деньги, как рассказала нам исполняющая обязанности директора музея М. Д. Шевырева, в данном случае не самое главное. Сколько пришлось походить по инстанциям и потратить нервов, чтобы выбить всего-то лишь полторы тонны кровельного железа, сколько мучений претерпеть в поисках специалистов: в местном РСУ таковых не оказалось…

Ну хорошо, кровлю всё же на днях закроют, а что дальше? Это лишь своеобразный пластырь на израненном теле здания. Пора, наконец, мичуринцам возродить к жизни один из лучших памятников своего города. Тем более находящийся под охраной государства.

Очень плохой просто безобразный вид имеет и дом № 298 по улице Советской, где наряду с несколькими магазинами, арендующими часть первого этажа, размещается медицинское училище. Здание это построено в начале прошлого века, и когда-то его полукруглый фасад со стройными колоннами украшал центр города. Сейчас, увы, громадный голубой плакат, прислонённый к колоннаде, скрывает от глаз прохожих неприглядную картину. Часть здания вообще превратилась в развалины, словно и не было решения облисполкома № 513 от 5 декабря 1979 года о том, что этот памятник архитектуры взят на государственную охрану.

Не будем вдаваться во все перипетии дела, скажем только: пора заканчивать все споры о том, сносить до конца разрушившуюся часть здания и построить на этом месте новую или отреставрировать развалины, пора изыскать средства на капитальный ремонт, пора облздравотделу и Мичуринскому горисполкому по-хозяйски отнестись к дому, который продолжает служить людям и мог бы вновь украсить город.

Что произойдёт в противном случае, наглядно демонстрирует своим видом «ровесник» здания медучилища дом Голицыных, которому также уже более 160 лет. Когда-то у этого небольшого особняка, построенного в стиле позднего русского классицизма, собирались жители Козлова, чтобы послушать хорошую музыку в исполнении Николая Борисовича Голицына, известного русского музыкального деятеля, виолончелиста и поэта, пропагандиста творчества Бетховена в России. Позднее у балкона особнячка также часто устраивались для козловской общественности импровизированные концерты хора, созданного сыном Голицына, Юрием Николаевичем, известным в России хоровым дирижёром.

Одним словом — это один из самых ценных памятников культурных традиций города. И что же? Сейчас на него глянуть страшно: дверей-окон нет, вид растерзанный — развалины. Одно время здесь размещался детский сад, потом… медвытрезвитель (!). Арендаторы, использовав здание и приложив, как говорится, руки к его разрушению, варварски бросили его теперь на произвол судьбы.

Вызывает тревогу и дом по улице Филиппова, № 69 — памятник архитектуры первой четверти XIX века. Он до сих пор используется как жилой дом, но по внешнему виду не скажешь, что у него есть хотя бы один хозяин: балкон разрушился, стены худые, доски охранной нет. Здесь хочется сказать вот о чём: в Мичуринске сохранилось немало старинных зданий, но что говорить об остальных, если даже вот этот дом, на улице Филиппова, взятый всё в том же 1979 году на охрану государством, по существу заброшен? Нет, не ценим мы красоты! А ведь мы должны сделать всё, чтобы для наших детей и внуков сохранилась красота старины родных городов в первозданном виде. И не отдельных зданий, а целых архитектурных ансамблей, комплексов, всех строений былой архитектуры. И, конечно, много после реставрации можно и надо использовать. Но не под жильё и медвытрезвители, а под музеи, салоны, клубы и другие учреждения соцкультбыта…

И ещё об одном мичуринском памятнике надо сказать особо — бывшем Боголюбском соборе. Это прекрасное творение архитектора К. А. Тона было одно время практически на краю гибели. Ещё в войну в цокольном этаже здания был устроен склад соли, которая, спустя десятилетия, окаменела, въелась в швы, начала пропитывать стены. Собор был обезглавлен — со всех пяти куполов исчезло железо и сами купола разрушились. Были разобраны ступени у входов, исчезли отмостки, начали разрушаться стены…

Несколько лет назад этот памятник республиканского значения было решено восстановить. Были выделены и продолжают выделяться большие деньги, но реставрационные работы идут крайне медленно. Архитектор Н. Н. Пряхин, отдавший годы на восстановление Боголюбского собора, рассказывает:

— Сейчас здесь занята бригада всего из восьми человек, но и они зачастую сидят без дела. Судите сами: сегодня нам завезли одну машину песка, а надо бы — десять. Нет извести, поэтому не можем начать штукатурные работы, не подвозится кирпич. Вообще снабжение стройматериалами и автотранспортом очень плохое. Начались уже холода, а внутри так и нет технологического тепла. Словом, нет кровной заинтересованности у работников производственного реставрационного участка областного управления культуры в скором завершении реставрации этого памятника. А ведь мы могли бы уже в 1987 году закончить её, если будут решены эти проблемы…

Всего в Мичуринске на сегодняшний день значится охраняемых государством 50 памятников истории и культуры, не считая просто старых интересных построек. Одни из этих памятников, как, например, дом-музей художника А. М. Герасимова, находятся в хорошем состоянии, другие, и их побольше, — не в очень хорошем, третьи — в плачевном. Такое положение складывалось не один год. Видимо, слабо ещё поднимает голос в защиту красоты своего города общественность Мичуринска и в первую очередь местное отделение ВООПИК, не чувствуют в полной мере ответственности те люди, от которых зависит сохранение и использование исторических зданий.

Поэтому мне хочется напомнить статью 25-ю Закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры», где сказано: «Предприятия, учреждения и организации, в собственности или пользовании которых находятся памятники истории и культуры, несут ответственность за их сохранность и обязаны соблюдать правила охраны, использования, учёта и реставрации памятников».

Для кого же закон не писан?

/1986/
_____________________
«Комсомольское знамя», 1986, 15 октября.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru