Николай Наседкин


СТАТЬИ, ОЧЕРКИ, ЭССЕ

СТАТЬИ


Обложка

Позиция

Вечером в номере мичуринской гостиницы я смотрел по телевизору фильм. Его главный герой, специальный корреспондент газеты, пытался разобраться в конфликтной ситуации. Ответственные, уважаемые люди, глядя ему в глаза, утверждали, что чёрное — это белое, а белое — чёрное. Бывает же такое!..

В Мичуринск меня привели следующие обстоятельства. Два месяца назад, а точнее 19 июля, в «Комсомольском знамени» был опубликован материал нашего корреспондента М. Степановой «Дожить… до понедельника». Речь в нём шла о том, что выпускники Мичуринского СПТУ-19 во время своей преддипломной трёхмесячной практики на заводе ЖБИ-3 треста «Мичуринсксельстрой»… неплохо отдохнули. Десять парней-практикантов деревообрабатывающего цеха (ДОЦ) часто прогуливали, в последний день практики, когда на заводе побывал корреспондент, сразу девять человек из них «блистали своим отсутствием» на работе. Определённая доля вины за это, как указывалось в корреспонденции, лежала и на мастере производственного обучения, руководителе практики С. В. Фролове.

Такова вкратце суть выступления газеты от 19 июля.

События дальше развивались так. 5 августа из областного управления профтехобразования в адрес «Комсомольского знамени» отправляется официальный ответ за подписью начальника управления В. М. Баранова:

«…Факты, изложенные в статье “Дожить… до понедельника”, имели место. Статья обсуждена 20 июля с. г. на совместном заседании руководства СПТУ № 19, партбюро и комитета ВЛКСМ. Мастеру Фролову С. В. за слабую организацию производственной практики учащихся объявлен выговор. Областное управление указало руководству училища на недостаточную работу по контролю за деятельностью мастеров производственного обучения в период практики учащихся…»

Всё как обычно: газета выступила, факты подтвердились, виновные наказаны. Надо готовить ответ к публикации. Но…

8 августа уже из стен самого училища полетела в Тамбов официальная бумага:

«Редакции газеты “Комсомольское знамя”. Мичуринское СПТУ-19 сообщает, что заметка “Дожить… до понедельника” обсуждена 20 июля 1985 года на совместном заседании руководства училища, партбюро, профсоюзного комитета и комитета ВЛКСМ…»

Как видим, начало двух ответов по содержанию идентично. Но вот дальше в ответе из профтехучилища мы читаем удивительные вещи:

«У учащихся группы 35 12 июля 1985 года (День, когда в училище и на заводе побывал наш корреспондент. — Н. Н.) был последний день производственной практики, и они оформляли документы на преддипломную практику, — объяснил мастер производственного обучения Фролов С. В. Остальные дни учащиеся посещали производственную практику регулярно, что видно из дневников учёта учебно-производственных работ при обучении на производстве. Например, учащийся Черников Вячеслав не прогулял без уважительной причины ни одного дня, задания выполнил на 100 процентов, оценки качества выставлялись только “отлично”… Учащийся Кретинин Валерий в связи с болезнью желудка очень часто находился на лечении, это подтверждалось справками лечащего врача, которые находились у начальника цеха. Шикомалов Роман 12 июля 1985 года болел, остальные дни посещал занятия регулярно… Носов Андрей регулярно посещал производственную практику, это также подтверждается документами.

18 июля группа 35 сдала успешно квалификационные экзамены. Из 14 учащихся четверо получили повышенный разряд: Черников В., Свиридов С., Носов А., Каданцев В. Характеристики этим учащимся подписал начальник цеха Малахов Н. П., где было ходатайство руководства завода ЖБИ-3 о присвоении этим учащимся 4 разряда.

Из беседы руководства училища с бригадиром завода ЖБИ-3 Бочарниковым В. М. выявлено, что недостатки, указанные в заметке, необоснованные, и он критических замечаний в адрес вышеуказанных учащихся не говорил.

Директор училища А. Т. КОЛЬЦОВ.

Секретарь партбюро А. А. НЕЧАЕВ.

Председатель профкома А. И. КОБОЗЕВА.

Секретарь комитета ВЛКСМ В. В. ПАШКОВ».

Можно не один раз перечитывать эту бумагу, но ничего о том, что «факты имели место», ничего о выговоре мастеру Фролову обнаружить не удастся. Одним словом, налицо опровержение выступления газеты, опровержение и ответа областного управления профтехобразования.

Скажу сразу, не очень трудно оказалось установить, что очень многое в ответе из СПТУ-19, мягко говоря, не соответствует действительности или преподнесено не в том свете. Чтобы не быть голословным, начну по порядку. Главная мысль бумаги — учащиеся во время производственной практики выходили на работу регулярно, а если и прогуливали иногда, то только по уважительным причинам, что «подтверждается документами». Однако документами подтверждается обратное. В столе начальника ДОЦ П. П. Кривчикова хранятся все табели выходов рабочих цеха, в том числе и за апрель, май, июнь, июль — то есть те месяцы, когда питомцы СПТУ-19 числились здесь практикантами и были внесены в табели (с 16 апреля по 12 июля включительно). Сохранились подобные табели, естественно, и в бухгалтерии завода. Так вот, в клеточках напротив фамилий ребят значится столько пробелов-прогулов и уменьшённых цифр отработанных часов, что просто устанешь считать.

Вот, например, возьмем В. Каданцева. Этот «трудолюбивый и аккуратный» паренёк уже в первый день практики, 16 апреля, отбыл на рабочем месте лишь пять часов вместо положенных семи. На следующий день — всего 3 часа. Потом с 18 по 24 апреля включительно он вообще не появлялся на работе. Одним словом, за первые две недели практики В. Каданцев умудрился «отпахать» полностью лишь… 1 (одну) смену. Всего же за период практики он прогулял без уважительной причины едва ли не половину рабочего времени.

Такое отношение к дисциплине и практике было абсолютно у всех ребят, закреплённых в деревообрабатывающем цехе, но особенно отличался тот самый Андрея Носов, о котором в ответе из училища сказано, что он «регулярно посещал производственную практику».

Как вы помните, речь в материале «Дожить… до понедельника» шла и о том, что в последний день практики 12 июля был совершён коллективный прогул. В ответе руководителей училища это выдаётся за случайность. Увы, 12 июля — пятница, и в течение всей практики каждую (!) пятницу все практиканты ДОЦ устраивали себе дополнительный выходной. Слава Черников, кстати, в первую пятницу вышел на работу, а потом тоже начал прогуливать по пятницам. Причина-то «уважительная» — все за одного, один за всех.

Теперь поговорим о разрядах. Нетрудно между строк ответа из училища прочесть нехитрую мысль. Дескать, если бы наши учащиеся были плохими, совершали прогулы, то не присвоили бы четверым из них повышенный 4-й разряд, ведь, дескать, само руководство ЖБИ-3 ходатайствовало об этом. Здесь произошла ошибка, и хотя эта тема для отдельного проблемного разговора, вкратце упомяну, в чём суть. Характеристики практикантам подписал Н. П. Малахов, но он отнюдь не является начальником деревообрабатывающего цеха, как пытаются нас уверить, а только временно исполнял его обязанности, пока П. П. Кривчиков был в отпуске, и с учащимися СПТУ-19 практически не работал, а подмахнул характеристики, которые написал… мастер училища С. В. Фролов. Вот так.

— А теперь мы от этих «разрядников» плачем, — восклицает в разговоре П. П. Кривчиков. — Дело в том, что у нас годами работают опытные столяры, люди в возрасте, и у них только 3-й разряд. А здесь пришли ребята, которым ещё осваивать и осваивать тонкости профессии, а уже получают зарплату по 4-му разряду. Да ещё такой прогульщик, как Носов. Несправедливо это!..

Впрочем, повторяю, это — особый разговор. Теперь же осталось прокомментировать концовку официальной бумаги из училища. Весьма в неловкое положение поставили авторы ответа бригадира завода ЖБИ-3 В. М. Бочарникова.

— Я как коммунист и как бригадир высказал чётко своё мнение вашему корреспонденту и на заседании парткома треста. Практиканты прогуливали, мастер Фролов не каждый день появлялся в цехе, 4-й разряд я бы никогда не присвоил ни одному из практикантов. Статья в газете была правильной, —негодуя, говорил Василий Михайлович.

Кстати, о заседании парткома. Я встретился также и с секретарём партийной организации треста «Мичуринсксельстрой» Н. Я. Брыксиным. Оказывается, после выступления нашей газеты состоялось выездное заседание парткома треста прямо в цехе ДОЦ завода ЖБИ-3. В протоколе зафиксировано, что по вопросу о статье в «Комсомольском знамени» выступили Кривчиков П. П., Бочарников В. М., Нечаев Л. А., «которые отметили, что факты, изложенные в статье, имеют место, соответствуют действительности… Прохождение практики учащимися СПТУ-19 неудовлетворительное, бригадиры, мастера завода ЖБИ не ведут должного контроля за ней».

Партком постановил на этом заседании указать членам КПСС Кривчикову и Бочарникову на низкую организацию практики учащихся СПТУ-19. Более того, вскоре после заседания парткома в многотиражной газете треста «Строитель» появляется корреспонденция под рубрикой «Производственная практика: плюсы и минусы» и под красноречивым названием «Без взаимопонимания». И опять однозначный вывод: «Критика (В “Комсомольском знамени”. — Н. Н.) прозвучала своевременная и деловая».

Признаться, приятно, что строители так внимательно и ответственно отнеслись к критической корреспонденции в «молодёжке», хотя как раз их-то она касалась меньше, чем представителей училища. А что же они?

— Статья в вашей газете неправильная, — говорит, глядя мне в глаза, директор училища А. Т. Кольцов:

— Но позвольте, а как же понимать ответ из управления профтехобразования? Откуда они взяли, что факты подтвердились, что мастеру Фролову объявлен выговор?

— Они писали, пусть сами и отвечают за свои слова.

— Но ведь в табелях зафиксированы все прогулы ваших учащихся.

— Лично мне никто эти табели не предъявлял и на наших учащихся не жаловался. Об их дисциплине мы судили по дневникам практики.

— Можно на эти дневники взглянуть?

— Они заперты в сейфе у моего заместителя Рябова. Сейф опечатан, а Рябов в отпуске.

Здесь же, в кабинете директора, сидят мастер С. В. Фролов и секретарь партбюро СПТУ-19 А. А. Нечаев.

— Александр Алексеевич, — обращаюсь к нему, — ведь вы были на заседании парткома треста З0 июля, выступали там, соглашались, что критические замечания по практике правильны и вдруг подписываете через несколько дней совсем противоположный по смыслу ответ. Как это получилось?

— Я считаю, что статья в вашей газете неправильная.

— ???

Вот такая странная позиция. Разделяет её, как выяснилось, и комсомольский вожак училища В. Пашков. Лично мне, признаюсь откровенно, не столь важно было доказать, что здесь видна явная попытка выдать чёрное за белое, это, как я уже говорил, нетрудно. Нет, важнее понять, почему уважаемые и ответственные люди заняли подобную позицию?

Мне кажется, я нашёл разгадку. Дело в том, что в мае этого года в течение десяти дней большая комиссия из областного управления профтехобразования проводила фронтальное инспектирование Мичуринского СПТУ-19. Итоги проверки были в общем и целом положительные, но наряду с этим отмечались в акте и серьёзные недостатки. Например, училище это оказалось одним из худших в области по комплектованию контингента учащихся. Например, в этом году план приёма учащихся в СПТУ-19 выполнен всего на 40 процентов. Большая текучесть кадров среди мастеров и преподавателей. Хромает и дисциплина среди учащихся — во время фронтальной проверки «около 8 процентов учащихся отсутствовало на занятиях по неизвестной причине». Среди прочих недостатков были обнаружены они и в работе одного из девяти мастеров производственного обучения, а именно — Фролова С. В. В группе — прогулы, дневники практики ведутся плохо и т. д.

Был составлен акт фронтальной проверки, комиссия уехала в Тамбов, а вскоре, в начале июня, туда пришла бумага из СПТУ-19, где перечислялись намеченные мероприятия по устранению недостатков. Среди прочих пунктов в первом разделе был и пункт под номером 8: «Мастерам производственного обучения повысить контроль за учащимися во время прохождения производственной практики. Ежедневно контролировать посещаемость учащихся и заполнение ими дневников учёта учебно-производственных работ».

Отправили эту бумагу в областное управление, а претворять её в жизнь работники училища, увы, и не подумали. И вот, представьте себе, приезжает корреспондент «молодёжки», собирает материалы о практике и случайно наталкивается на группу именно мастера Фролова. На группу, которая должна быть уже передовой в училище. Обидно, конечно, товарищу Кольцову, что такая «случайность» произошла. Обидно его помощникам по учебной и воспитательной работе.

Может быть, вот эта обида и подтолкнула их на путь амбициозной позиции?

Что же касается ответа в редакцию из управления профтехобразования, то здесь выяснилось следующее. Инспектор отдела училищ С. И. Кормаков, курирующий СПТУ-19, по поводу статьи в газете звонил в училище. По телефону А. Т. Кольцов ему, как рассказывает Станислав Иванович, пообещал, что Фролов будет наказан, с критикой в училище согласны. Инспектор эти данные передал заведующей отделом Л. Я. Синициной, а та составляет ответ в редакцию и несёт на подпись к начальнику. Как видим, применение абсолютно неправильных принципов проверки критических выступлений газеты работниками управления профтехобразования привело к казусу, когда два ответа на один материал взаимно исключают друг друга.

…А тот телефильм в номере гостиницы я, несмотря на усталость, досмотрел до конца. И концовка, кстати, оказалась весьма интересной. Ответственным товарищам, которые пытались чёрное представить белым и наоборот, пришлось за это отвечать. С ответственных людей и спрос вдвойне.

Тем более, если они не столько думают, как улучшить свою работу, сколько о том, как бы их не покритиковали.

/1985/
_____________________
«Комсомольское знамя», 1985, 25 сентября.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru