Николай Наседкин


САТИРА И ПУБЛИЦИСТИКА

САТИРА


Обложка

Не тот метод

В очередной раз клуб «Оптималист» сделал себе рекламу в газете в виде письма-статьи рядового своего члена В. Соколова («ТЖ», 17 июня). Оно бы и ладно — с пьянством и алкоголизмом бороться надо. Но вызывает чувство протеста способ, каким эта борьба ведётся, примитивный и лобовой её уровень, который только раздражает пьющего человека, заставляет его бросить читать навязчивую статью на полстроке.

Во избежание кривотолков сразу скажу: я никогда не вступал в общество трезвости (в которое ещё не так давно нас загоняли поголовно в принудительном порядке) и вступать пока не собираюсь. Даже после такой агрессивно-наступательной статьи В. Соколова «Пьяница — раб». Автор, судя по всему, отдал в своей жизни обильную дань «зелёному змию», сам не сумел распорядиться своей судьбой, прибегнул к помощи извне, вылечился, с чем его можно только поздравить, после чего решил, что ему дано теперь право порицать и поучать других.

Уже безапелляционно-оскорбительный заголовок вызывает недоумение. А каковы пассажи в самом тексте статьи? Оказывается, выпивающий человек вовсе и не человек, он — скот. Он не слышит пения птиц, не видит, как распускаются листочки на деревьях. Более того, бедный человек, не имеющий счастья быть членом «Оптималиста», оказывается, боится начальников (!), не уверен в будущем, его и только его могут выбить из колеи те катаклизмы, которые происходят в нашем обществе… Это я практически цитирую Соколова.

Автор взахлёб воспевает и преступный «лигачёвско-горбачёвский» указ 1985 года: мол, «на 2,5 года возросла продолжительность жизни мужчины». Но не приводит страшные факты — сколько тысяч людей погибло, вынужденно употребляя заменители алкоголя, какие унижения терпели и сколько нервов тратили обычные трезвые граждане страны, чтобы достойно, по русскому обычаю, справить поминки, свадьбу, юбилей…

Далее Соколов уверяет, что весь мир будто бы спаивает русских людей, завалив кооперативные ларьки бутылками «разных форм и размеров». Увы, русский народ (читай — русского мужика) ликёром «Панама» и коньяком «Наполеон» по три-четыре «штуки» за бутылку не споишь. Мужики русские спиваются и сгорают от мутного самогона, бракованной разливной водки, ядовитых настоек из эссенций типа «Тархунной»…

Сейчас не 1985 год, поэтому позволю себе высказать крамольную мысль: если б человек у нас имел возможность наливать в стакан не мерзкую водку с её ацетоново-нашатырной вонью и не чернила типа «Кавказ» или «Розовое крепкое» с их скипидарно-керосиновым вкусом, а хорошее сухое вино или старый марочный коньяк, то алкоголизм и преждевременные пьяные смерти стали бы у нас исключением, а не обыденностью. Человечество за века довело виноделие до уровня искусства, а мы, гомо советикусы, пили и пьём, давясь и кашляя, такую гадость, такие отвратные спиртовые помои, что любая бессловесная скотина откажется их даже и понюхать.

А представьте только, если б перед праздником или просто по настроению можно было зайти в магазин, где по приемлемым ценам выставлены сухие белые вина — «Рислинг», «Алиготе», «Сильванер», «Ркацители»; сухие красные — «Каберне», «Матраса», «Саперави», «Рара Нягра». А рядом и — креплёные: портвейн «Крымский», «Мадера», «Марсала», «Херес». Кому не нравятся эти вина, купил бы десертное — «Токай» или «Кагор», «Малагу» или «Мускат», «Шато-Икем» или «Барзак».

Многие из нас при слове «вермут», икнув, вспоминают бурую жидкость с ядовитым протухлым запахом и вкусом прокисшего компота. А ведь вермуты, настоящие вермуты — это специальные ароматизированные вина, при производстве которых используют альпийскую полынь, корень арники, кардамон, валериану, имбирь, аир, шалфей, ромашку, можжевеловые ягоды, ваниль, мускатных орех, лаванду, кориандр, анис, чернику, корицу, чабрец, алоэ, мяту… А фирменных игристых вин не хотели бы? А марочных коньяков? А, наконец, настоящих водок вроде «Посольской», «Смирновской» или «Золотого кольца»?.. Повторяю, прежде чем отучать и лечить человека от пьянства, надо перестать его травить всякой гадостью — вот в чём главная на сегодня проблема.

И последнее. В. Соколов (и, к сожалению, не только он!) убеждён: пьющий человек — не человек. Он — скот, животное, живёт бесцельно, является обузой общества. Напомню несколько имён хотя бы из мира литературы: Писемский, Ап. Григорьев, Есенин, Твардовский, Рубцов, Вен. Ерофеев, Бёрнс, Верлен, Юджин О’Нил, Фолкнер, Фицджеральд, Джек Лондон, Хемингуэй, Эдгар По, Стейнбек… Все они были, по нашей терминологии, алкоголиками, скотами. Однако, думаю, они не были обузой обществу, их имена знает мир. Не нам судить, какую роль — губительную или вдохновляющую — играл «зелёный змий» в жизни этих выдающихся людей.

Ещё раз оговорюсь: я обеими руками за пропаганду трезвого образа жизни. Я считаю, что надо убеждать людей расстаться с рюмкой и сигаретой. Но делать это надо деликатно и умно, оставив тот приказательно-уничижительный тон, каковым почему-то принято писать у нас антиалкогольные статьи.

Человек — мера всех вещей и сам хозяин собственной судьбы. Вот о чём надо помнить и В. Соколову, и всем радетелям трезвого образа жизни.

/1993/
_____________________
«Тамбовская жизнь», 1993, 31 июля.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru