Николай Наседкин


САТИРА И ПУБЛИЦИСТИКА

САТИРА


Обложка

Перекосы

Ах, как мне жалко продавцов винно-водочных магазинов! Как обидно за них!..

Впрочем, обо всём по порядку.

В стране широким фронтом идёт борьба за трезвость. Как и в любой борьбе, есть здесь противоборствующие стороны, имеются, увы, и граждане, относящиеся к преодолению пьянства и алкоголизма индифферентно или, проще говоря, равнодушно — дескать, сам не пью, и всё это меня на касается. Но речь сегодня не о них, разговор пойдёт о тех, кого ситуация, сложившаяся в текущей нашей действительности, вероятно, очень даже устраивает.

Я имею в виду работников торговли и общепита, которые продолжают, так сказать, по долгу службы, снабжать алкающих и страждущих пиво-винно-водочно-коньячными горячительными напитками. Правда, ряды таких работников значительно после известного Указа поредели, зато положение их значительно упрочилось и возвеличилось. Теперь эти служители и служительницы прилавка могут действовать и действуют по меткому народному присловью: «Что хочу, то и ворочу!». И кто же посмеет их критиковать. Покупатель или клиент ни за что замечание не сделает: в противном случае его вообще обслуживать не будут, да ещё милицией припугнут. Очень удобно стало в «алкогольной» сфере работать!..

И всё-таки, мне жалко тех же продавцов винно-водочных магазинов. Посудите сами, ведь они наверняка любят работу, желают трудиться с огоньком, энтузиазмом. Но если многие люди, в том числе и продавцы «обычных» магазинов, трудятся не менее семи-восьми часов в день, то продавцы винно-водочных специализированных торговых точек лишены этой возможности даже в течение тех пяти часов, когда они должны торговать на законных основаниях — с 14:00 до 19:00. Уже через пару часов после открытия полки спецмагазинов обыкновенно опустошаются, и продавцы начинают изнывать от безделья.

Мало того, в субботу эти магазины, как случается в последнее время, вообще не открываются, усугубляя в невероятной прогрессии тоску представителей торговли по работе.

Казалось бы, и отлично! Меньше времени открыты винно-водочные лавки, значит меньше ядовитого зелья продано, успешнее идёт борьба за трезвость. И с этим можно было бы согласиться, и можно было бы даже не спрашивать, за что же получают зарплату продавцы спецмагазинов (хотя вопрос, конечно, интересный!), если бы не одно «но»…

Дело в том, что пока спецмагазины пустуют, и их работники прохлаждаются, в обычных продовольственных магазинах происходит столпотворение. Конкретно речь идёт, к примеру, о гастрономах «Южный» и на улице Коммунальной, продмаге на углу улиц К. Маркса и Лермонтовской. Именно в эти торговые точки забрасывают иногда коньяки и вина, и бедные старушки и юные мамаши с детьми, пришедшие за молоком и манной крупой, в страхе жмутся по углам торгового зала подальше от разбушевавшейся толпы страждущих покупателей спиртного.

Но ещё более продуктивно, с выгодой для себя используют сложности борьбы с пьянством представители общепита, а точнее — торговцы пивом. И я даже не имею сейчас в виду те грязные забегаловки вроде пивнушек на углу улиц К. Маркса и Пролетарской или пресловутого «зверинца», что располагается за стадионом «Ревтруд», в которых творится чёрт знает что, и «нормальный» человек туда добровольно и не сунется. Но если взять и более «приличные» пивные заведения, то и там своеобразный запрет на критику и выражение недовольства со стороны клиентов привели к утверждению странных порядков.

К примеру, в ресторане «Тамбов», который был объявлен в своё время зоной трезвости, подают клиентам пиво и в нарушение всех и всяческих правил общественного питания заставляют и брать к пиву тяжёлые мясные закуски, превышающие своей стоимостью цену пива в два-три раза. Мало того, в «Тамбове» не принято подавать посетителям меню и предъявлять счёт, так что любители пива вынуждены платить за удовольствие столько, сколько «попросит» официантка…

Ещё более деловито, чувствуя момент, действует сплочённый коллектив пивного бара, что расположен на улице Кооперативной. Здесь «уважаемых гостей» даже не спрашивают, с чем и сколько они желают выпить пива. Прежде всего посетителя отоваривают чеком, где стоимость закуски превышает стоимость трёх обязательных кружек хмельного напитка, и только после этого впускают в зал. Но самое интересное то, что к подозрительному на вкус и цвет напитку, подаваемому в кружках, в этом заведении общественного питания принято подавать совершенно несъедобный разваливающийся шницель и рыбные консервы, которые, разумеется, никто из посетителей тоже не употребляет в пищу, так как неизвестна их дата выработки… Таким образом, пиво обходится в «Пивном баре» в семьдесят с лишним копеек за кружку, десятки килограммов продуктов выбрасываются со столов в мусоросборные бачки, а план реализации продукции, само собой, баром перевыполняется.

И самое впечатляющее — работники пивного бара, ресторана «Тамбов» и других пивнушек города абсолютно не боятся ни ОБХСС, ни народного контроля, ни, тем более, своих посетителей… Раздолье!

Да, вся страна борется сейчас за трезвость, против пьянства и алкоголизма. И ни в какие ворота не лезет то, что есть люди, которые греют руки на этой борьбе. При нашем молчаливом попустительстве.

Не пора ли и с ними повести борьбу?

/1987/
_____________________
«Комсомольское знамя», 1987, 16 августа.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru