Николай Наседкин


САТИРА И ПУБЛИЦИСТИКА

САТИРА


Обложка

«Книголюбы»

Немало говорят и пишут в последнее время, что, телевидение вытесняет книги из жизни человека. Не верно это, товарищи! Есть ещё у нас «страстные» книголюбы. Притом, некоторые из них так сильно любят книги, что перечитывают одни и те же по десятку раз и ни за какие коврижки не желают расстаться с полюбившимися им… библиотечными томами.

Городская библиотека имени Н. К. Крупской — не самая большая и не самая маленькая в Тамбове. Среди её двух тысяч читателей есть, а вернее, была некая Ольга Полякова. Пишу «некая» потому, что во время записи в библиотеку в марте 1982 года она временно не работала, находясь, скорее всего, в декретном отпуске. На этот вывод наталкивает выбор книг: «Уход за ребёнком», ещё два медицинских фолианта, адресованных молодым мамам, да плюс ко всему «нашумевший» роман и сборник фантастики. И вот, пожалуйста: штудирует она уже два года медицинские книжки, а в перерывах развлекается чтением беллетристики. А две уведомительные открытки от работников библиотеки прочитать, видимо, было ей недосуг. Можно было бы О. Поляковой на работу позвонить, что иногда помогает при давлении на совесть подобных «книголюбов», но ведь неизвестно до сих пор, где она работает. Ау, Ольга Полякова, откликнитесь!

Николай Панин, слесарь стройорганизации «Центрэнергомонтаж», воспылал в своё время любовью к произведениям Мопассана и Даррелла. В феврале 1982 года расписался он в формуляре под словами «Правила библиотеки знаю и обязуюсь их выполнять», взял две книги этих писателей и как в воду канул. Бедный экземпляр «Милого друга» Мопассана! Девятнадцать человек всего успели прочитать его, а двадцатый, Н. Панин, схоронил его, вероятно, на веки вечные в тайниках личной библиотеки.

А вот с Натальей Трубициной у меня, сознаюсь откровенно, личные счёты. Ещё в июле 1982 года, будучи тогда девятиклассницей средней школы № 22, девушка взяла в библиотеке хороший роман «И это всё о нём» известного писателя В. Липатова и «забывает» его до сих пор возвратить. Ну посудите, за что же мне уважать сию юную читательницу, если я благодаря ей так и не могу дождаться встречи с этой книгой. И никто не может, потому что экземпляр этот в библиотеке — единственный.

Знаете, до чего всё-таки скучно объясняют подобные «книголюбы» свою «забывчивость?» Таня Полежаева заканчивала в прошлом году среднюю школу № 22. В целях фундаментальной подготовки к выпускным экзаменам посетила в апреле библиотеку и набрала по паспорту мамы немало книг. Дозвонился я до конторы «Воронежсельхозпроект», где Татьяна сейчас работает, полюбопытствовал:

— Таня, почему же книги в библиотеку не сдаёшь?

— Да понимаете, ужас как некогда. То поступать ездила, то другие всякие дела. Не волнуйтесь, поищу их дома и принесу.

— Твою маму, уважаемого человека, задолжницей из-за тебя в библиотеке считают, книги-то за ней числятся…

— Но ведь паспорта своего у меня тогда ещё не было, а книги нужны были позарез!..

Пример «вдумчивого», многолетнего чтения любимых произведений демонстрирует ещё одни «книголюб» — грузчик овощного магазина № 5 Михаил Хасанов. Почти три года назад выбрал он шесть хороших романов на абонементе (сколько смог унести!) и отправился домой читать. И зачитался.

Но рекорд принадлежит на сегодняшний день электромонтёру Николаю Чуксину: 14 марта исполнилось ровно три года, как Николай Андреевич умыкнул в родные пенаты общественные томики Паустовского и Льва Толстого в количестве шести экземпляров. Представляете, сколько раз можно перечитать за это время каждую из этих книг! Шесть отнюдь не поздравительных открыток получил за три года любитель классики и — ни гу-гу в ответ. Некогда. Или совесть не позволяет…

Всех подобных «книголюбов» всё равно не перечислишь. Многие из них, можно предположить, потеряли библиотечные книги (хотя это вроде бы не иголки!) и успокоились. Для них сообщаю, что по закону за утерянные книги взыскивается пятикратная их стоимость. Казалось бы, поступи по совести: потерял — уплати. Так нет. Рассуждают: почему я, дескать, свои кровные денежки за общественные книги платить должен?..

В конце — две цифры. Сейчас только в библиотеке имени Н. К. Крупской 380 таких «книголюбов» и на руках у них более 1000 книг. Замечательных книг!

И немного истории. В Древнем Египте те, кто терял свиток папируса из библиотеки фараона, наказывался смертной казнью. Фридрих Великий ввёл закон, по которому за утрату библиотечной книги полагалось тюремное заключение до 20 лет. В 18 веке в Англии за это наказывали плетьми…

Ваше счастье, уважаемые «книголюбы», что вы живёте в XX веке.

Ваше счастье…

/1984/
_____________________
«Комсомольское знамя», 1984, 23 марта.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru