Николай Наседкин


САТИРА И ПУБЛИЦИСТИКА

САТИРА


Обложка

Каскадёры

Человек разбежался и, стараясь не задеть раму плечом, бросился в окно. Раздался оглушительный звон, и брызги стекла, сверкая в лунном свете, полетели вниз. Очевидцы затаили дыхание, но прыгун, благополучно приземлившись, исчез в сумраке ночи. Дробное чавканье грязи засвидетельствовало и высокие беговые качества молодца.

Нет, это был не киношный трюк. Просто из окна общежития Тамбовского сельхозтехникума, что находится на станции Селезни, привычно удалился местный молодой человек по фамилии Анурьев.

Этого каскадёра-любителя больше знают в Селезнях под звучным чуть ли не мушкетёрским псевдонимом — Амос.

Так вот, Амосу в этот поздний вечер, 10 октября, здорово повезло. Не скажешь этого об его приятеле Николае Никулине. Может быть, Никулин попьянее был, или послабже в коленках, только однажды полез, как обычно, по стенке в это же общежитие и с рокового третьего этажа обрушился вниз. В результате Коля разбил себе об землю физиономию и приобрёл ещё ряд мелких телесных повреждений.

Что же заставляет этих новоявленных «мушкетёров» таким странным и неудобным образом проникать в общежитие и покидать его по-английски, не прощаясь? Может быть, им не очень рады хозяева этого пятиэтажного дома?..

Да — не рады! Больше того, большинству обитателей студенческого общежития они и их дружки надоели уже до невозможности, но больше всего — коменданту, М. П. Аристовой.

— Три года, с первого дня, как стоит общежитие, мы воюем с ними, и всё без толку, — жалуется Мария Петровна. — Особенно жить не дают Анурьев, Никулин, Финашин, Мелехов, Кох…

Всего, как выяснилось, отряд «ночных гостей» включает в себя десять-пятнадцать постоянных визитёров, но иногда прибывает орава поболее числом. «Они проникают через окна 3-го, 4-го и 5-го этажей в общежитие и всячески бедокурят. Они зачастую выпивши, ломятся в комнаты к девушкам, грозя выбить двери, а если вмешиваются студенты, то угрожают им расправой. И иногда дело доходит чуть ли не до драки…»

Это — строки из письма в редакцию. В разговоре с учащимися выяснилось, что дело иногда доходит не только до «чуть ли», но и до ножей, которыми пытаются утвердить своё право на вторжение в комнаты «местные ребята». Кто же — теоретически — мог укротить непрошеных надоедливых гостей? Солидные, по-моему, силы: вахта, сами учащиеся, преподаватели техникума и, наконец, милиция.

Начнём по порядку.

ВАХТА. Общежитие опекают постоянно три вахтёрши и две ночные сторожихи — все женщины уже в возрасте, но двери здания они обороняют крепко, и здесь вход посторонним после одиннадцати часов вечера строго-настрого запрещён. Пытаются женщины даже и отлавливать ночных визитёров на этажах, но где им угнаться за молодыми и резвыми «каскадёрами»! Правда, раз удалось, как рассказывала М. П. Аристова, чудом захватить в плен одного — Финашина — и даже запереть в душевую комнату. Но уже через полчаса тот с помощью приятелей сумел ускользнуть из-под «ареста».

СТУДЕНТЫ. Здесь вопрос сложнее. В общежитии живут свыше четырёхсот девушек и около двухсот юношей — сила большая. Чего греха таить, не все из них неприязненно относятся к «местным гостям»; рассказывали мне романтические истории о спущенных из окон девичьих «светёлок» связанных простынях, по которым лихие кавалеры взбирались на свидание. Есть такой неприятный факт: только в прошлом учебном году были выселены из общежития и исключены из техникума за «поведение» три студентки, ещё несколько девушек были наказаны помягче. Есть у «каскадёров» приятели и среди сильной половины общежитского населения, но очень и очень мало.

Об остальных же что можно сказать… Очень характерный штрих: письмо в редакцию о том, что «положение постоянно обостряется, и местные не перестают наглеть!!!» — подписано… «Искатель». Ребята ищут помощи на стороне. Но, надо сказать, что к тому дню, когда я побывал в Селезнях, терпение у них уже истощилось, и как раз накануне группа студентов наконец-то выставила компанию Анурьева за пределы общежития. Это была вспышка, суждено ли ей превратиться в постоянный огонь борьбы с наглостью —покажет время. По крайней мере, староста третьего этажа Миша Хизриев. уверен, что если объединить усилия всех ребят, живущих в общежитии, то справиться с непрошеными гостями будет легко даже сейчас, когда большая часть студентов выехала на сельхозработы.

Что же мешало понять это раньше? Когда-то существовала в общежитии дружина из студентов, которую побаивались хулиганы. Когда-то… Главная беда разобщённости студентов, по мнению всё той же М. П. Аристовой, в том, что «нет у комсомольцев головы». Действительно, в сельхозтехникуме уже больше года (!) беды с секретарём комсомольской организации. Его не было несколько месяцев. Потом техникумовский комсомол возглавила одна девушка, но, увы, не справилась с обязанностями. И снова долгое время комсомольцы оставались без вожака. В день, когда я приехал, на работу вышел новый секретарь комитета ВЛКСМ Тамбовского сельхозтехникума Александр Никоноров. Дел у него, разумеется, будет невпроворот, но, думается, создание комсомольского оперативного отряда должно в первую очередь занять его мысли и планы. Тем более, — что жить он пока будет в том же общежитии.

ПРЕПОДАВАТЕЛИ. Они, естественно, в общежитии не живут, но о ночных баталиях хорошо осведомлены. У них изболелись сердца за своих подопечных, и это я говорю без всякой иронии, ибо они отлично понимают, что в любой из вечеров может случится непоправимое несчастье. Нет, они не сидят в бездействии, они ежедневно направляют в общежитие патрульный отряд из трёх педагогов, который бдительно охраняет мальчиков и девочек от хулиганов до 22-х часов, а иногда и до 23-х. Они, конечно же, не могут оставаться в общежитии на всю ночь, забыв про собственные семьи, и этого с них никто не требует. Но, как мы знаем, ночные визитёры появляются значительно позже, и поэтому резонный вопрос: имеет ли вообще смысл это вечернее дежурство?

Другое дело, что руководству техникума давно уже надо было звонить во все колокола, привлекая внимание общественности и, главное, — милиции к этой наболевшей проблеме… Оказывается, по их словам, и звонили, и кричали, и умоляли.

— Мы десятки заявлений и докладных писали уже участковому, в райотдел милиции, в райисполком, в сельсовет, — поясняет секретарь парторганизации техникума Ю. С. Бакулич, — а результаты ничтожны: вызовут хулиганов, пожурят и отпустят, а они опять за своё. Вон Анурьева оштрафовала милиция недавно на двадцать рублей, а он на следующий же вечер снова явился…

МИЛИЦИЯ. Признаться, с селезнёвским участковым М. Е. Туевым я так и не встретился — служба у него беспокойная, и на месте он не сидит. Поэтому обратился сразу к начальнику Тамбовского РОВД майору В. А. Бирюкову. Предварительно я уже знал, что кроме участкового в общежитии появляются иногда и милиционеры из райотдела (кстати, Анурьев и совершил свой каскадёрский прыжок, убегая от человека в форме). Я передал В. А. Бирюкову разговор с парторгом техникума. Виктор Алексеевич твёрдо сказал, что ни о каких заявлениях из Селезней не слышал, а то бы давно меры были приняты. Им, в техникуме, по мнению В. А. Бирюкова, надо самим активизироваться: с несколькими подростками справиться не могут! Вот если совершат «гости» преступление, тогда милиция их к уголовной ответственности привлечёт. Такие случаи уже были…

Казус с заявлениями я лично комментировать отказываюсь: существуют они или нет — разбираться милиции и техникуму. Что же касается «активизирования» — совет, конечно, по существу, но разве обязательно милиции ждать, когда свершится преступление? Да и — опять же вопрос: проникновение ночью в чужое помещение через окна, выбивание стёкол, шумный кураж в пьяном виде, устраивание драк и ножички в кармане — это разве ещё не нарушение закона?..

Впрочем, как я понял, дело в Селезнях всё же сдвинулось с мёртвой точки. Проснувшееся мужество учащихся, долгожданное появление комсомольского вожака, заверения В. А. Бирюкова, что милиция вплотную займётся этим вопросом — всё обещает для Тамбовского сельхозтехникума впереди спокойную жизнь. Но так ли скоро она наступит? Удастся ли сразу укротить селезнёвских «мушкетёров», уже прочно и самоуверенно привыкших к своей безнаказанности, упивающихся вином и мыслью, что, дескать, — «нас мало, а их много, но ничегошеньки с нами поделать не могут!».

И другой вопрос чрезвычайно беспокоит: а нет ли в области ещё таких студенческих общежитий, которые с наступлением темноты начинают осаждать «каскадёры»? Может быть, в этих общежитиях нет даже своего «искателя», чтобы послать сигнал бедствия, и «каскадёры-мушкетёры» всё продолжают и продолжают наглеть с каждым днем.

А они, как известно давно, сильны только своей безнаказанностью.

/1982/
_____________________
«Комсомольское знамя», 1982, 17 октября.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru