- Николай Наседкин -

 

п р о з а

 

Главная | Новости | Визитка | Фотобио | Проза | О Достоевском | Пьесы | Дж. Робертс | Юмор | Нон-фикшн | Критика | Гостевая книга

 

Подъём,

1996, № 8.

 

Люгер

 

Рассказ

 

1

Еще с конца мая и вот уже который день наша чернозёмная полоса пародирует Африку.

Температура в тени взбрыкивает до тридцати пяти, а наш спиртовой цельсий, висящий за окном на самом солнцепёке, и вовсе зашкаливает за полста. Все двери, окна в квартире распахнуты, но даже сам господин Сквозняк, судя по всему, разомлел от жары и подрёмывает где-нибудь в углу под диваном. Наш рыжий пушистый котяра валяется целыми днями пластом на ковре, отбросив лапы, почти без сознания, изнемогая в своей барско-сибирской шубе. Я сам, обливаясь беспрерывно потом и каждый час водой из-под душа, уже еле удерживал себя за письменным столом –– мозги расплавились, работа не шла.

Так что, когда супружница звякнула со службы и робко предложила-попросила: мол, а не съездил бы ты на огород да не полил бы гибнущий ни за понюх табаку овощ –– я ломался недолго. Правда, сделал, конечно, вид, будто у меня за столом работа кипит, бурлит и пенится, и если я откликаюсь на просьбу огородную, то надо воспринимать это как великое самопожертвование и подвиг…

Собрался я быстро. В рюкзаке всегда уже наготове всё необходимое, без чего нельзя за город выезжать –– на рыбалку, по грибы, на садовый участок. Мало ли чего! Так что я лишь развёл в холодной воде смородинового варенья, заправил морсом пластиковый баллон из-под «Херши», сунул его в рюкзак, а рюкзак приторочил к багажнику велосипеда. Затем привычно экипировался: белая сатиновая кепочка, очки, майка с яхтой на груди, плавки, пролетарско-красные трусы с белыми лампасами, сандалеты. Когда выволакивал с лоджии велосипед, котяра поднял было тяжёлую угарную голову –– не выскочить ли в коридор? Но я прикрикнул:

 –– Лежи, лежи, страдалец! В такую жару только сильные существа, с характером, действуют –– куда тебе!

Косматик согласно зевнул и уронил усатую башку обратно в сон. Я же, в предвкушении уже скорого погружения в прохладно-ключевые воды озера, действительно ощутил прилив энергии и сил. Бодро втиснул велосипед в лифт, потом вытащил его из подъезда, взнуздал и покатил, продавливая-раздвигая яхтой кисельное марево бетонно-асфальтового городского зноя.

К счастью, мы живем недалеко от речки. Всего пара опасных перекрёстков, и вот я уже оставил позади пешеходный подвесной мост через речку, проехал пологий спуск с тремя громадными клумбами, поглядывая с завистью налево, где на пляже кейфовала толпа праздных голых горожан. На бетонку предусмотрительно выезжать не стал –– уж больно много сумасшедших автó да плюс ко всему тряские швы-рытвины через каждые пять метров. Нет, я тихонечко и скромно покатил по пешеходной тропочке-обочине, ласково позвякивая звоночком поспешающим на свои фазенды старичкам-старушкам. Впрочем, надвинулся уже вечер, так что за город устремились на своих двоих и отработавшие своё не имеющие колес обыватели. Густел прямо на глазах и поток лимузинов –– «запорожки», «жигулята», «волжанки», иномарки. Между прочим, у меня ведь тоже иномарка: двухколёсная дорожная машина «Аист» благородного цвета кофе с молоком –– «Made in Belorus». Сейчас такой вéлик уже на пол-лимона тянет –– в сто раз больше, чем «Москвич» до перестройки.

За вторым мостом я свернул налево, на старую объездную дорогу, и помчал по-над правым берегом реки, обвиливая рытвины, по раздолбанному асфальту дачного поселка. Когда я езжу один, без жены с её медлительно-дамским драндулетом, я выжимаю из «Аиста» приличную скорость. Да так и приятнее –– хоть чуток обвевает вспотевшие чресла, лицо и грудь.

На въезде в лес –– а он начинается сразу за крайним огородом поселка –– я ритуально вскидываю правый кулак, приветствую:

–– Здравствуй, Лес!

Лес охотно откликается соловьиными трелями. Этих гениальных звонких птах в данной пуще, такое впечатление, –– целая концертная бригада. А сам этот пригородный лес удивительно густ, чащобен, дик, действительно –– пуща пущей Я с удвоенной энергией подналёг на педали, слушая соловьев и сам насвистывая-прищёлкивая под нос не хуже лесного Карузо. То и дело меня обгоняли легковушки, микроавтобусы, грузовики. Я же порой обгонял лишь каких-нибудь заржавленных дядек и тетёх, влачившихся со скрипом на своих грязных велоклячах. Вот кого не понимаю и терпеть не могу –– экономщиков смазочного масла. Чтоб у них у самих так суставы скрипели!

Дорога петляет то прямо сквозь чащу, то выныривает-вырывается на простор прибрежной прогалины И вот на очередном светлом участке я и увидал бордово-красный «жигуль», приткнувшийся на обочине. Невдалеке, у кромки леса, кряжистый человек в яловых сапогах, штанах-галифе и рубахе навыпуск цвета хаки деловито орудовал топором. Он обдирал ветки с молодой, ещё стоящей на корнях осинки.

Я невольно тормознул. Первая мысль: ведь меня только что обогнали пять-шесть машин –– почему же он так открыто браконьерствует? Я углядел через стекло «Жигулей»: на заднем сидении наискосок лежит уже целый пук берёзовых и осиновых обрубков. Делавар в галифе, видно, заготовлял подпорки помидорные.

— Эй! –– как можно строже окликнул я. –– Что же вы делаете?!

Солдафон обернулся: бритый, красномордый, две громадные, с фасолину, бородавки над правой бровью и под носом; глазки свиные, буравчатые. Явно –– отставной майор или прапор-самодур, повидал я таких в армии.

Мимо промчались один за другим три автó. Мужик смерил меня пренебрежительным взглядом от очочков до сандалет вместе с моим «лисапедом», сплюнул-цыкнул сквозь зуб.

–– Езжай-ка, парень, дальше от греха, не мешай тут!

Он отворотился, присел на корточки, взялся подрубать ободранное деревце. Он меня буквально за муху, за козявку держал! Сердце у меня забухало, подскочило к горлу. Я перекинул ногу через седло, слез с велосипеда, твёрдо скомандовал:

–– А я сказал –– прекратить! И –– немедленно!

Лось этот обернулся через плечо, молча принялся смотреть на меня. Лицо его наливалось краской, багровело под цвет «Жигулей».

Вдруг он вскочил, перехватил недвусмысленно топор и, поигрывая зайчиками, неторопко и тяжёло ступая, двинулся в мою сторону. Я растерялся. Разум подсказывал: не посмеет, гад, пугает только! А сердчишко –– жим! жим!! жим!!! Уж больно взгляд нехороший у куркуля –– прозрачный от ненависти, бешеный. Такие бывают –– я видал –– у наркоманов и психов.

И я дрогнул. Хуже того: я –– засуетился. Я взглянул назад –– нет ли какой машинёшки? Пустынно. А мне –– куда?! Мужик справа и чуть по ходу. Если рвануть вперёд, он наперерез перехватит. А если назад –– пока развернёшься! И тут я заметил с ужасом –– педаль левая у моего «велика» торчит чуть в противоход, на тормоз. Ну, всё –– влип!

Но правду говорят: в минуту смертную силы человека утраиваются. Я всей тяжестью тела толкнул велосипед вперед, на разгон, два-три раза мощно оттолкнулся от асфальта и прыгнул на ходу в седло. Адская боль пронзила пах, я чуть не бросил руль, но удержал, поймал подошвами педали и, стоя, начал бешено месить-топтать шатунно-педальный механизм, рывками набирая скорость. Озверевший псих прыгнул к дороге, выкинул руку с топором и цапанул-таки. Я услышал-почувствовал металлический скрежет-удар.

Я испугался: сейчас он метнёт свой дурацкий топор, как томагавк, и тот врубится мне прямо меж лопаток!..

2

Отмчался я шагов сто, обернулся, затормозил, перевёл дух.

Браконьер, уже забыв обо мне, шагал делово к лесу. Я глянул: красный световозвращатель как корова языком слизнула, крыло заднее проломлено до колеса. Со стороны города неслась очередная «Нива». Я дождался, пока она проедет, свёл своего покалеченного «Аиста» на траву, уложил, развязал рюкзак. Надо было, идиоту, сразу, ещё до напрасных разговоров с этой сволочью, рюкзак потревожить.

Дело в том, что в наборе необходимых вещей, без которых немыслимо удаляться от дому, среди валидола, пузырька с одеколоном, ножа, верёвки, спичек, записки с ФИО, адресом и группой крови, бинта и т. п. в рюкзачке моём хранилась и самая наинеобходимейшая в наши мрачные дни штуковина –– люгер. Восьмизарядный автоматический пистолет немецкого производства калибра 8 мм. Я купил его ещё в прошлом году, когда дойчмарка стоила чуть больше тыщи деревянных. Он вместе с парой коробок патронов обошелся мне без малого в четыре зарплаты. На кобуре я сэкономил. Я сам сшил-сварганил отличную кобуру из старого своего студенческого –– под крокодила –– портфеля.

Но всё равно жена и по сию пору ворчит за разор семейной кассы, правда, я её не слушаю: что с бабы возьмешь –– мозги-то куричьи! Да, пускай пистолет всего лишь газовый, но тот, кому доведётся заглянуть в бездонную дырочку дула, разве ж усмотрит, что ствол изнутри гладкий, без нарезов? Да и газовый заряд из кристаллического О‑хлорбензилиденмалононитрила так при случае долбанёт по глазам, что любого амбала свалит с ног, заставит плакать и выть от боли. И хотя мне ни разу ещё не доводилось пускать свою пушку в ход, но теорию я знал отлично. А главное, с тех пор, как люгер у меня появился, я стал увереннее и степеннее себя держать. Я перестал бояться!

К слову, я давно уже мечтал вооружиться. При моей интеллигентно-хиловатой конституции мне то и дело приходилось стушёвываться, отступать, помалкивать в тряпочку. Любой хам широкоплечий мог испортить мне настроение. Так что, когда разрешили наконец и при нашей «дерьмократии» простым смертным вооружаться хотя бы «газиками», я моментально, несмотря на нищету, загорелся. Раздобыл все справки, собрал-вымолил тугрики, прошёл за отдельную плату инструктаж и наконец-то получил разрешение.

Я хотел-искал только люгер. Я о нём вычитал в минуту отдохновения то ли в романе Хэммета, то ли Чандлера, а, может, и Рекса Стаута. Уж больно название-фамилия чарует-интригует, звучит таинственно и грозно. Это вам не какой-нибудь допотопный пошло-обыденный маузер, браунинг, вальтер или наган. Да к тому же я узнал, что пистолет системы люгер –– прямой потомок-родственник знаменитого парабеллума. А ведь «пара беллум» –– вторая часть латинской пословицы «Si vis pacem, para bellum!» («Если хочешь мира –– готовься к войне!»). Ну, кто бы мог подумать –– какова поэзия!

Сперва, правда, я размечтался заиметь газовый револьвер модели «Люгер» –– опять же, дань детскому увлечению вестернами; однако ж, барабанная штучка из семейства люгеров оказалась в полтора раза дороже пистолетного собрата –– не потянул. Впрочем, пистолет «Люгер М‑88» пусть и не так эффектен на вид, зато полегче револьвера, более компактен, удобен в работе и имеет на два заряда больше.

Итак, настала минута испытать мой люгер в деле. Я вынимаю его из кобуры, для чего-то дую в дуло. Полкило успокоительной тяжести приятно оттягивают руку, ребристые щеки рукояти, прильнув к ладони, сливаются с нею. Затвор я специально пока не взвожу. Я встаю и, держа люгер за спиной, размашисто вышагиваю по дороге. Солнце безжалостно жгёт-слепит глаза.

Мужик увлечённо крушит очередное деревце, не замечая никого и ничего вокруг. Я схожу с асфальта, приближаюсь к «Жигулям», выставляю пистолет от живота.

–– Эй! Эй, товарищ‑ч!

Тот дёргает головой, с диким недоумением таращит буркалы. Рот его расщеливается, сверкают золотые и железные резцы. Он в столбняке. С подбородка его стекает трудовой пот.

–– Эй! Топор брось! Брось топор в сторону, я тебе говорю!

В своих трусах и майке я чувствую себя пионерчиком, играющим в «Зарницу». Я демонстративно, напоказ, оттягиваю левой рукой кожух-затвор до конца, вздёргивая на боевой взвод курок, резко отпускаю. Под действием тугой возвратной пружины затвор устремляется вперёд, грозно лязгает, загоняя патрон в патронник.

–– Н-у-у-у! –– рявкнул я, дёрнув дулом.

Прапор тупо смотрит с полминуты, вдруг корчит зверскую гримасу, вскакивает, опять, как давеча, перехватывает-сжимает топорище побелевшими пальцами и роботом идёт на меня в психическую.

Чёр-р-рт! Надо решаться! Я вцепляюсь в рукоять обеими потными ладонями, выбрасываю люгер на всю длину рук, улавливаю на мушку раскрасневший бычий лоб. Не поспешить бы –– заряд убоен только до трёх метров. Пот струится из-под кепки, заливает глаза, мешает целиться.

Выстрел!

Псих спотыкается, мотает, как бык, головой и, взметнув наотмашь топор, кидается на меня...

«Вот и всё! Значит, патроны, как у Игоря Талькова, –– фальшивые! Сейчас мозги мои брызнут!..»

Я напрочь пережимаю в горле дыхание, прикусываю до боли губу и плавно нажимаю собачку. Я чувствую, словно бы даже вижу, как в металлическом нутре люгера соскальзывает вниз шептало, освобождая курок –– курок, в свою очередь, срывается с места, безжалостно бьёт ударник –– тот пробивает бойком капсюль –– капсюль воспламеняется и взрывает внутри патрона порох –– ядовитые кристаллы, выдавив-разлепестив жёлтую пластмассу заглушки, вырываются из ствола мощной струёй, врезаются в плоть… Враг мой роняет топор, цепляется корявыми пальцами за лицо, падает на колени, утыкается лбом в траву, взвывает.

–– Вот так! –– говорю я, восстанавливая дыхание, и ещё несколько мгновений удерживаю на мушке подбритый, весь в сизых складках, загривок негодяя.

Затем я подхожу к нему вплотную, поднимаю с земли топор. Теперь надо действовать шустро –– медведь этот оклемается уже через пяток минут. Сперва, в горячке, я хочу расшибить к чёртовой матери вдребезги все стёкла в воровской машине. Злость во мне так и кипит-напирает. Я сейчас воздам в лице этого хапуги всем соседям хапужным по дачам-огородам, которые огородили внаглую свои участки наворованными в лесу дубками да берёзками. Я хочу также, чтобы гад этот ответил и за обнаглевших попов-нехристей, которые в светлый праздник Святой Троицы губят целые рощи цветущих берёз, вместо того, чтобы по древнему православному обычаю украсить храмы на радость Богу и людям всего только скромными берёзовыми ветвями. Ух и ненавистны мне все эти браконьеры, погубители русского леса! В наши окаянно-перестроечные дни, почуяв беспредел, они крушат-губят деревья открыто, безбоязненно и без меры.

Я готов был уже садануть с размаху топором по ветровому стеклу, как вдруг, уже слегка подостыв, резонно сам себя спрашиваю: а зачем же в лесу богомерзко стеклом сорить? И тогда я аккуратно и слегка тюкаю обушком по стеклу раз за разом. Оно раззвездивается-туманится паутинами трещин. Точно так же я разукрашиваю-порчу заднее стекло и боковые.

Ну, не-е-ет, этого мало! Пускай-ка заплатит за деревца сполна и подороже. Я откладываю люгер на траву, ухватываю топорище двумя руками, размахиваюсь от души и ахаю по правому переднему колесу, целясь попасть бритвенно-острым уголком. Пробиваю с первого удара –– колесо устало пшикает и оседает Я перехожу к следующему…

Когда я приканчиваю последнее колесо, хозяин тачки, перестав выть и стонать, переходит на отборный мат и проклятия, начинает корячиться-подниматься с колен, выдавливая кулаками глаза. Лицо его багровится страшными волдырями.

–– Сволочь! Падлюга! Раздолбай грёбаный! Убью, сука! –– ревёт-плачет он.

И вот тут я поступаю жестоко и глупо. Я, как мавр, сделавший своё правое дело, должен был уйти. А вместо этого, услыхав угрозы и припомнив мгновенно, как хряк этот только чудом не врубил мне топором в позвоночник, я подхватываю люгер с травы и судорожно, в упор, буквально с двух шагов, всаживаю новый заряд ему в морду...

И тут сзади визжат тормоза. Я оборачиваюсь –– патрульный канареечный уазик. Из него выскакивают два мента. У переднего, рядового, рвется с поводка овчарка; второй, сержант, на бегу расстёгивает кобуру своего «Макарова».

Я инстинктивно, автоматически отбрасываю люгер в сторону...

3

Чертыхнувшись, я тормознул –– чуть не проскочил свой поворот.

Асфальт убегал от реки вправо, а мне надо было сворачивать вместе с руслом налево. Дальше, вплоть до огорода предстояло трястись ещё треть пути по колдобистой грунтовке. От бордового «жигуля» я отмахал, фантазируя, уже километра три. Я вспомнил ленивый уничижительный взгляд браконьера, его наглый мерзкий голос...

Чёр-р-рт, ну, почему у меня нет люгера!

И тут я рассвирепел, психанул всерьёз: да при чем тут люгер?! Самому надо мужиком быть! И не такой уж этот гад здоровый –– если прищуриться. И не такой уж он крутой – на понт берёт. Сам ему поддался, отступил –– так какой тут, к чертям собачьим, люгер? Раз-маз-ня в кепочке!

И до того мне стало тошно на душе, погано. Да сколько ж можно отступать и тушеваться? Так и ходить всю жизнь на полусогнутых? А эти сволочуги в галифе так и будут в душу плевать безнаказанно? Ублюдки!.. И сам я ублюдок, если сейчас не вернусь!

Накачал я себя под завязку –– дышать стало невмоготу. Рядом, в ложбинке у ручья, –– куча валежника. Я соскочил с велосипеда, выбрал увесистую сучковатую дубину с руку толщиной, пристроил её сзади рюкзака на багажник. И –– рванул. Я крутил-накручивал педали стоя, словно спуртовал в престижной велогонке.

Уже через считанные минуты я подлетел к тому злополучному месту. Красных сволочных «Жигулей» не было. Над травой торчали сиротливо тонкие пеньки, да валялись кучками обрубленные ветки.

Сверху всё так же немилосердно палило-жгло солнце. В траве под ногами что-то золотилось-сверкало, похожее на стреляную гильзу. Нагибаться не хотелось. Вообще, не хотелось ни двигаться, ни думать, ни говорить.

Ничего не хотелось.

Я взгромоздился кое-как на велосипед и поехал домой.

1995 г.

 

 

 

 

çç            èè

 

© Наседкин  Николай  Николаевич, 2001

E-mail: niknas2000@mail.ru

 

Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru